ПЫЛЕСОСЫ «КИРБИ»

пылесосы кирби

Пролог.

При рождении, когда Боженька наделял людей талантами и красотой – я встала не в ту очередь. Поэтому мне не досталось больших розовых сисек, и длинных ног, зато я отхватила три мешка тупости и простоты.
Коя, как известно, хуже воровства.
Потому что именно мне заезжие коммивояжёры впаривают супер-утюги, ручки с невидимыми чернилами, и Кама-Сутру в подарочном издании.
Лучше б я стала вором…

Предыстория:
С прошлого года мне периодически наколпашивали на домашний телефон какие-то падшие, настырные женщины, и, преувеличенно радостно, голосили:
— Ой, здрасьте-здрасьте-здрасьте! Вы – такая-то такая-то? Ой, как клёво-клёво-клёво! А мы — компания «Кирби», и наш сотрудник в любое удобное для Вас время приедет к вам, и бесплатно пропылесосит вам квартиру нашим супер-пупер-чудо-пылесосом! Когда Вам будет удобно?
Да идите вы нахуй, господа, со своим пылесосом! Мне год назад было видение, что я – большой лох, и больше я на ваши разводы не поведусь! И вообще, мне никогда не удобно, когда ко мне домой припирается хз кто, а потом у меня ложки пропадают!

Мой дом — моя крепость. Кого надо — сама приглашу. И ещё есть друзья-опойки, которые могут приходить без приглашения, потому что у них пожизненный абонемент на посещение моего свинарника.
И пылесосущей организации было отказано в аудиенции. Но они были настойчивы, и звонили ещё месяца три, пока не заебались.
Месяц назад они позвонили моей умной маме, для которой нахаляву и «Рама» — сливочное масло, и пососали ей пыль. Наверное. И весьма удачно, как оказалось. Потому что наколпашивать мне на телефон, и рекламировать пылесос начала уже ОНА:
— Доча! Срочно пригласи к себе мальчика Толю! – исступлённо кричала в трубку мама. Она это умеет, да. — Он очень хороший, и пропылесосит тебе ковёр! У тебя же всё в собачьей волосне! Тебе необходим Толик с пылесосом!
Пробурчав что-то похожее на «Лучше б это был Петя с большим хуем», я вежливо и про себя послала маму в жопу, вместе с Толиком и пылесосом.
А вечером, гуляя с собакой, я от скуки, и для поддержания разговора, рассказала мальчишкам-соседям про мамин звонок, а они, к моему удивлению, принялись меня убеждать в том, что я нихуя не права, и что надо позвонить мальчику Толе, потому что к ним вот тоже приходил Толя-Коля-Вася, и пропылесосил даже клаву у компа.
Клава у меня сильно засратая, и наверное, это и явилось тем самым последним аргументом «за», переполнившим моё сознание, забитое гамлетовскими вопросами: «Быть или не быть?», «Пылесосить — не пылесосить?», «Звонить — не звонить?».
Позвонить я не успела. Потому как в компании Кирби по-любому сидят телепаты. И уже на следующий день в дверь мне позвонил странный узбекский отрок.
Он стоял у меня на пороге, в костюме с Черкизона, распространяя вокруг себя оглушительный запах туалетной воды «Доллар».
*Гы. Кто не нюхал хоть раз в жизни эту поистине ТУАЛЕТНУЮ воду — тот лох. Кто ею хоть раз в жизни пользовался — тот мой первый муж*
Узбек широко улыбался, и громко скандировал: «Фирма Кирби! 110 лет на рынке! Есть просто пылесосы, а есть Кирби!!!!»
Скандировать он начал ещё у лифта, и я это слышала. Там же, судя по всему, он щедро оросил себя «Долларом».
— Здравствуйте — сказала я.
— Здравствуйте! Я — Айбек! Фирма Кирби! — отрапортовал узбекский труженик пылесосного фронта, и ещё раз выдал свою речёвку про 110 лет и так далее.
Повисла благостная пауза.
— До свидания! — сказала я, улыбнулась, и попыталась закрыть дверь.
Но не тут-то было! В двери уже торчала узбекская конечность в рыжем ботинке, с заметными следами плохо размазанного кала, а узбекская голова продолжала вещать:
— Я бесплатно пропылесосю вашу квартиру, и Вы сами убедитесь, что есть пылесосы, а есть Кирби-и-и!
Вот это завывание «Кирби-и-и-и!» удалось ему особенно паскудно, и на жалобный вой стали вылезать на лестницу соседи.
Картина: стою я, в халате и в тапочках, а в мою квартиру ломится весёлый узбек с кучей коробок, и странно подвывает.
Соседи маслено ухмыльнулись, и уползли обратно.
Я поняла, что терять мне уже нечего. Потому что завтра весь двор будет говорить о том, что Лида теперь сожительствует с узбеком, не говорящим по-русски, который уже переехал к ней с кучей своего барахла.
А ещё меня зомбировал его вой.
И я его впустила.
Айбек, взвизгнув, потрусил в мою хату, волоча за собой свой пылесос, и, не успев перешагнуть порог, деловито осведомился:
— Вы уже готовы стать клиентом Кирби, и купить этот прекрасный пылесос.
— Нет — отрезала я.
— Плохо — огорчился Айбек. — У нас на фирме щас соревнование идёт: кто больше пылесосов продаст. Приз — поездка в Дубай.
Тут он вымученно посмотрел на меня, и закончил:
— А я очень хочу в Дубай. Станьте же нашим клиентом уже!
Ай, ты мой зайка! В Дубай он хочет! «Мальчик хочет в Дубай, чики-чики-та..»
А я тут причём? Я тоже хочу в Дубай. Но я же не говорю Айбеку, что это он виноват в том, что меня туда никто не хочет везти? И я грозно и величественно приказала:
— Пылесось!
Айбек с сомнением посмотрел на меня и на мой халат, и скривился:
— А смысл? У вас есть 110 тыщ рублей, чтобы купить наш пылесос?
Ахуеть, дайте две! Вот тут я поняла, что обозначает выражение моего папы: «Припух, Сеня?»
Айбек понял, что сейчас его пошлют нахуй, и, возможно, сопроводят этот посыл ударом по горбу, и быстро исправился:
— Сейчас я покажу вам как работает наш пылесос Кирби-и-и-и!!!! — И потрусил дальше, на кухню, оставив за собой особо удушливый шлейф от «Доллара».
На кухне он разобрал свои коробки, достал этот самый пылесос, прицепил к нему мешок, и тут же отцепил, пояснив:
— Вы ж его покупать прямо сейчас не будете? Тогда нечего пачкать мешок. Я вам с фильтрами пылесосить буду.
Красавец. Он непременно выиграет путёвку в соцсоревновании. Но, думается мне, не в Дубай, а в Пизду. Не знаю, есть ли на карте мира такой город…
Он достал фильтры, включил в розетку свой агрегат, сунул трубу мне за холодильник, пососал там с десяток секунд, торжественно сунул мне под нос засратый фильтр, и победно возликовал:
— Ну что? Видите? Теперь вы готовы стать нашим клиентом?
— Нет — снова ответила я. И пояснила: — Из-за холодильника я и сама всё вымыть могу забесплатно. Пылесось собачью шерсть!
Я уже негодовала, если кто не понял вдруг.
Но Айбек очень хотел в Дубай, и не хотел пылесосить. Его волновала только моя платежеспособность. Он извлёк из черкизовских штанин калькулятор размером со стиральную доску, и, потыкав в кнопочки, провозгласил:
— Вы готовы уже внести первый взнос 13 тыщ 850 рублей, и потом, в течение 18 месяцев выплачивать по 4400? Имейте ввиду – это я Вам скидку делаю! Ведь этот пылесос стоит сто десять тысяч рублей, а Вам я его отдам всего за девяносто три!
Копейки, хуле. На языке вертелся ответ: «Иди ты нахуй!!!!!», но я, всё ещё вежливо, но с угрозой в голосе ответила:
— Нет. Не готова. Пропылесось собачью шерсть уже!
Айбек вздохнул, подумал, снова потыкал в кнопочки, и спросил:
— А у вас щас есть 12 тыщ 999 рублей? Тогда ежемесячный платёж составит…
Ёбаная тётя, как ты исхудала… Ну, почему мальчик Толя пропылесосил моей маме всю квартиру, и клаву моим друзьям, а мне Айбек только выносит мозг, и, по-моему, пытается обворовать?
Тут я раешила забить на приличия, и взвыла:
— Послушайте! Хватит выносить мне мозги! Мне НЕ НУЖЕН ваш пылесос, не нужно ваше бесплатное пылесосание, которого, собственно, и нету, и идите уже нахуууууй!!!!!
Айбек улыбнулся. Айбек снова достал калькулятор, и, глядя на меня с хитрым Ленинским прищуром, спросил:
— А сколько у вас щас денег есть в данный момент? А?
Ой, бля-я-я-я… Пиздец. Попала. Я уже читала про цыганских бабок, которые сначала мерзко выспрашивают, скока у тя дома денег есть, а потом зомбируют, и хату выставляют.
Айбек смотрел на меня, не мигая.
Я мобилизовала все свои внутренние силы, и истошно завопила:
— Бля! ты уйдёшь отсюда или нет, мудило??????
Вы думаете, он испугался или обиделся? Хуй! Он снова достал калькулятор…

Я думала, сдохну. ТАКОГО психо-прессинга я не испытывала даже общаясь пять часов подряд со своей мамой, которую здоровый человек может выносить лишь 12 минут, 42 секунды, после чего он — готовый пациент психбольницы. Проверено.
Короче, ушёл этот узбекский монстр лишь после того, как я, в каком-то полубессознательном состоянии написала ему на бумажке три чьих-то телефона.
Закрыв за ним дверь, я перекрестилась, сбегала в комнату, проверила: на месте ли мои сбережения, и предала Айбека анафеме.
Это была предыстория.

А история началась сегодня утром, когда раздался телефонный звонок, я взяла трубку, и оттуда вылетел злобный рык моего соседа Павла:
— Лидос, сволочь! Готовь свою жопу! Я реально тебя выебу туда без вазелина! Какого хуя ты прислала мне каких-то чурбанов с пылесосами??? Я спал после суток, и вдруг — звонок в дверь! Открываю: стоят ДВА узбека, и орут: «Лида порекомендовала Вас как надёжного клиента фирмы Кирби, и мы вам щас тут всё пропылесосим!» Я их еле выгнал, а они, суки, мне всю дверь обклеили своей рекламой, и в почтовый ящик всякой поеботины напихали! Ты понимаешь, что ты теперь мне должна?
Я взбледнула с лица, и села на жопу. Потому что Павлос — он никогда слов на ветер не бросает…
Господи, КАК мне пришла в голову мысль дать Айбеку Пашкин телефон??????
Пиздец жопе.
Потому что час назад Паша снова позвонил, и сурово заявил:
— Я не шутил. Готовь жопу. И тренируйся на чупа-чупсе сосать хуй. Потому что иначе я тебя убью.
А я знаю, что Паша нихуя не клоун. Знаю, что жопа мне дорога. И ещё я знаю, у кого я поживу до понедельника.
Влипла, бля…
А всё простота моя деревенская, да воспитание дурное, нахуй послать не позволяющее.
Лучше б я умерла вчера…

афтор: Мама Стифлера