Никогда не забуду того момента. (Часть 4)

Он объяснил, что ходил купаться и встретил мою девку, вот засиделись — затрынделись, а потом услышал шум и прибежал. Решили что, завтра утром произвести детальный осмотр и установить истину.
Но меня это уже не волновало. Мои мысли уже были заняты форсированием событий, на счет потрахаться! Одна мысль про то как я буду снимать с нее голубые бикини приводила меня в ступорный стояк. На следующее утро, я проснулся ни свет ни заря, растолкал медведя и предложил осмотреть место преступления. Медведь подозрительно отнекивался. Я в грубой форме послал его на хрен и пошел сам. Утро было холодным, яйца от холода практически позалазили во внутрь. Став у сосны пописать, я долга рылся в штанах отыскивая инструмент, он тоже почему — то спрятался.
Закончив с утренним туалетом, я прошагал к тем кустам, куда улетела наше бревнышко. Было отрадно приятно увидеть кровь на листах растений, это значило, что я всё-таки попал. Пошарив по кустам, я нашел бычок от «Кэмэла». Бычок был довольно приличных размеров, поэтому я не сомневаясь быстренько закурил его и пошел к улью возле которого был кипиш. Трава была всюду особо нехорошим методом выезжена.
— Следы драки — подумал я.
Я сделав пару кругов наткнулся на очень интересную вещь. В траве поблёскивая лежала зажигалка в виде бабской фигуры без рук и башки. Я поднял её покрутил в руках. Чирк. Блин, работает. Заметив что пчёлы занервничали я пошел назад. В голове начала складываться картина. Почему-то, я грешил на Медведя, уж больно он подозрительно отсутствовал, да и в городских условиях, любил он «Кэмэл» пососать. Что касается зажигалки, то она в принципе могла выпасть и у того с кем он дрался. Для разрешения всех вопросов я прежде всего решил осмотреть лицо медведя, на наличие повреждений от бревна. Медведь храпел так что, крыша вагона дрожала и шаталась. Зайдя в вагончик я чуть не потерял сознание, стаял такой духан, вроде кто-то огромный заполз и сдох. Медведь пустил утренние газы. Я зажав нос двинулся к нему. Отодвинув руку с его фейса стал вглядываться.
Глаза от едкого газа слезились, дыхание спирало, так и не разглядев ничего я выскочил на улицу. Сел под вагончиком, свернул папироску из газеты и чая, закурил. Природа просыпалась. Но было еще довольно тихо. И тут я справа услышал гул автомобильного двигателя. Ого! Это наверное соседи. В надежде развести на папиросы я двинулся на гул. Дабы не лохануться и не нарваться на залупу, я решил сначала подкрасться и посмотреть кто же всё таки у нас соседи. Пройдя сто метров я увидел две желтые палатки. Между ними гудела Нива. В салоне сидело два человека. Машина зарычала, сдала назад, развернулась и уехала. Я подкрался ближе и залёг под деревом, моему взору открывался вид на весь концлагерь. Я огляделся, никого не было видно. Я начал разглядывать, что бы спереть. На стульчике у огня я разглядел, чью-то рубашку, в кармане которой судя по всему была пачка сигарет. Ещё раз оглядевшись и удостоверившись, что ни кого нет рядом, я принял низкий старт и только собрался влететь как ураган в лагерь, как вход из ближней палатки зашевелился и оттуда показался собачий ибальник. Я рухнул на землю и стал наблюдать. Собака вышла полностью, вернее это была не собака, а какая-та крыса переросток.
— Чихуя нихуя- безошибочно определил я пароду. «Чихуя нихуя» прошелся па лагерю, обнюхал всё, пометил чью-то кружку и почесав языком яйца с лаем бросился к реке. Ух, — подумал, я — пронесло. В тот же момент из палатки показался заспанная бабская физиономия. Она хоть и была заспанная, но довольно симпатичная. Девка пощурила глаза, почесала где-то в районе начала ног и вылезла наружу. Ешкин кот! — эта же она! — чуть не выкрикнул я. Вылезши наружу она сняла штаны в которых спала, носки, свитер и теперь стояла в одних белых трусах и майке — потягивалась. При этом не забывая щурится так, что у меня аж мурашки па коже бегали, и поглаживать себя так вроде мужика лет сто не видела. И тут я определил, вылитая Памэла Андерсон. На животе лежать у меня уже не получалось, я немного перевалился набок, зашуршали ветки, девка встрепенулась и уставилась в мою сторону, я затаил дыхание:
— Шунька — позвала она. — Шунька, Шунька!
— Сама ты нахрен Шунька, — злобно подумал я. И тут я снова почувствовал что, что-то тёплое потекло у меня по ноге. Блин, ну что за херня. Я дернул нагой и повернул назад голову. Этот «Чихуя нихуя» стаял около меня и рыча продолжал ссать мне на ногу. Я резко отдернул ногу и вскочил, эта блин криволапая херня отреагировала злобным выпадом.

— Шунька, что ты там балуешься? — доносилось из лагеря. — Иди ко мне моя собачка! Иди скорее! Где ты мой хорошенький! «Чихуя нихуя» почувствовав приближение хозяйки начал действовать ещё агрессивнее и всё-таки цапнул меня за ногу.
— Шуничка, ну что ты там нашёл? Ёжика? — голос всё приближался.
— Нет, свой ПИСЕЦ! — злобно крикнул я и со всей мочи долбанул по собачьей морде со всей наги. Собачка подозрительно легко закувыркалась в воздухе и даже без единого звука полетела к показавшейся на тропинке хозяйке. Я скромно нырнул в зелень.
— Шлеееп! — Шмякнулась собачка.
— Ой, что! — завопила деваха!
— Гаф, ГАФФ — протянула собачка и затихла.
Я шёл к вагону в расстроенных чувствах. — Теперь точно не даст, сука! — думал я. И от этого мне хотелось ещё больше. Медведь уже проснулся и в своих семйниках стоял и готовил похлебку.
— Ну что, ходил? — спросил он.
— Куда?
— Ну, смотрел, что там за кабан ночью бегал. Гы.
— Не кабан, а Медведь.
— Сказал я решив взять на понт.
— Ааа, ну понятно. — Улыбнулся напарник и начал салить суп.
Я сел, обхватил руками голову и отключился. Мысли завертелись хороводом: почему всё так не правильно на этом свете, почему можно добиться всего только обманом и ложью, почему хорошие люди живут мало, а плохие долго, почему люди координируют свои действия, руководствуясь только личной материальной выгодой, как можно подкатиться к моей Памэле, чтоб она дала? Из транса меня вывел голос из мультика. — Ребята, помогите пожалуйста! Я приподнял глаза, возле меня стояла Памэла.
— Что — растерянно спросил я.
— Посидите со мной кто-нибудь в лагере, а то я одна боюсь — умоляюще просила она. Медведь начал вытирать руки.
— Без проблем — подорвался я и, схватив её за руку направился прочь — Медведь, ты за старшего.
— А что собственно случилось? — поинтересовался я у предмета обожаний.
— Да вот, какие-то странные вещи происходят. Ночью на отчима какой-то зверь напал, так они с матерью в село в больницу поехали, а минут десять назад, моя собака сбесилась, прыгнула мне на шею и поцарапала, а теперь сидит в палатке и скулит.
— Вот блин, всё таки не убил — думал я, изображая сочувствующее лицо кивая головой.
— А когда родители приедут — продолжал я.
Девка подозрительно взглянула.
— А что?
— Да нет, ты совсем не то подумала. Вернее я не знаю, что ты подумала, но я имел не то в виду. То есть я хотел сказать что я ничего тебе такого сделать не хочу, точнее хочу но не то что ты подумала. Блин. Покурить у вас найдётся?
— Хи, хи, хи! — засмеялась она, — если отчим с собой сигареты не забрал, то будет. У меня в мыслях созревали коварные планы. Я начал представлять, как минут через двадцать ну максимум сорок я буду ласкать эту красавицу, а она стонать в моих объятиях. Мы вошли в лагерь, я сел на стульчик, девка начала искать сигареты. Из палатки показался нос «Чихуа нихуя» и тут же спрятался.
— А сука, ссышь нормальных людей.
— С гордостью подумал я.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники