Имеет ли право на наследство отца ребёнок, рожденный в браке, но от другого мужчины

Экспертиза ДНК и исключение из наследников
В наши дни применение экспертизы ДНК, оспаривание отцовства на основании ее результатов, особенно посмертного, когда речь касается наследства, очень актуальны. Масла в огонь подливают и СМИ своими телешоу, рассказывая о возможности исключения «нагуленных» на стороне детей из числа наследников.

Меня, как юриста, занимающегося в основном семейными спорами, такие публичные высказывания немного коробят. Утверждать, что на основании посмертного теста ДНК возможно исключить ребенка из числа наследников по заявлению, например, бабушки, в суд – это вводить людей, как минимум, в заблуждение.

Поэтому я хочу внести небольшую юридическую ясность в данный вопрос, поскольку такая категория дел является закрытой для общего доступа, и судебную практику на сайте судов найти практически нереально.

История из практики
В 2013 году ко мне обратилась женщина с такой проблемой: у нее умер сын, а наследниками первой очереди выступали она и ее внучка (дочка сына). С матерью девочки ее сын тогда уже был в разводе. Женщина поведала, что сын при жизни сомневался в отцовстве записанного на него ребенка, да и сама она сомневается в верности невестки, поскольку именно из-за ее разгульного образа жизни супруги и развелись. Несмотря на то что до того момента в моей судебной практике таких дел не было, я взялась за решение проблемы, будучи уверена, что в случае оспаривания отцовства, аннулировании в свидетельстве о рождении записи об отце, ребенок впоследствии так же, в судебном порядке, может быть лишен и права на наследство, оставшегося после смерти отца.

Мы подали в суд иск с вышеуказанными требованиями. По нашему ходатайству и за деньги моей доверительницы было проведено молекулярно-генетическое исследование, показавшее, что родство между предполагаемыми бабушкой и внучкой отсутствует. Получалось, что девочка не является родной, биологической дочерью своего умершего отца.

Получив результаты экспертизы, мы «потирали ладошки», ожидая, что суд вынесет решение, на основании которого мы уже смогли бы оспорить право девочки на получение наследства, оставшегося после смерти наследодателя.

Но суд постановил иначе, указав в своем решении приблизительно следующее:

«Тогда-то был зарегистрирован брак, тогда-то родился ребенок, тогда-то брак расторгнут, тогда-то взысканы алименты на содержание ребенка, в такой-то период уплачивались алименты из заработной платы, тогда-то тот-то умер, при жизни свое отцовство не оспаривал.

Тогда-то в суд с иском об оспаривании отцовства обратилась бабушка несовершеннолетней.

В отношении детей, родившихся в браке действует презумпция отцовства супруга матери, что может быть опровергнуто только в суде. Запись об отце ребенка в книге регистрации рождений (и в свидетельстве о рождении), если она не соответствует действительности, может быть оспорена лишь в судебном порядке по заявлению лиц, перечисленных в пункте 1 статьи 52 Семейного кодекса Российской Федерации.

Согласно ст. 52 СК РФ, запись родителей в книге записей рождений, произведенная в соответствие с пунктами 1 и 2 статьи 51 настоящего Кодекса, может быть оспорена только в судебном порядке по требованию лица, записанного в качестве отца или матери ребенка, либо лица фактически являющегося отцом или матерью ребенка, а также самого ребенка по достижении им совершеннолетия, опекуна (попечителя) ребенка, опекуна родителя, признанного судом недееспособным.

Как усматривается из материалов дела, бабушка Ф.И.О. к указанным в ст. 52 СК РФ лицам, имеющим право оспаривать запись о рождении детей, не относится, в связи с чем, суд считает что требования ею заявлены необоснованно и удовлетворению не подлежат».

Короче, в иске нам было отказано, и ребенок впоследствии, даже не являясь биологической дочерью умершего, вступил в права наследования.

Позднее Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 16.05.2017 N 16 (ред. от 26.12.2017) «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей» было разъяснено,

«Согласно пункту 1 статьи 52 СК РФ, запись родителей в книге записей рождений, произведенная в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 51 СК РФ, может быть оспорена в судебном порядке лицом, записанным в качестве отца или матери ребенка, либо лицом, фактически являющимся отцом или матерью ребенка (биологический родитель), а также самим ребенком по достижении им совершеннолетия, опекуном (попечителем) ребенка, опекуном родителя, признанного судом недееспособным. Указанное право принадлежит также ребенку, не достигшему возраста восемнадцати лет, приобретшему полную дееспособность в результате эмансипации или вступления в брак (пункт 2 статьи 21, пункт 1 статьи 27 ГК РФ).

Ввиду того что семейное законодательство исходит из недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи (статья 1 СК РФ), указанный перечень лиц является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

В случае, если исковое заявление об оспаривании записи об отце (матери) ребенка в книге записей рождений подано лицом, не относящимся к перечню лиц, указанных в пункте 1 статьи 52 СК РФ (например, одним из наследников лица, записанного в качестве отца (матери) ребенка, либо родственником ребенка, не назначенным в установленном законом порядке его опекуном или попечителем), судья отказывает в принятии искового заявления на основании пункта 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ, а если производство по делу возбуждено – суд прекращает производство по делу в соответствии с абзацем вторым статьи 220 ГПК РФ».
Тот же Пленум разъяснил, что по такой категории дел не допускается ни признание иска, ни заключение мирового соглашения.

Иными словами, приходим к выводу, что ни бабушка, ни дедушка, ни тети-дяди, ни сестры-братья не смогут оспорить отцовство и лишить наследства даже «неродного» ребенка умершего и даже при наличии экспертизы ДНК.

Не верьте всему, что говорят в телевизионных шоу, там есть только доля правды, все остальное – вымысел.

Юрист, Черных Татьяна Сергеевна

‘Использована информация юридической социальной сети https://www.9111.ru’